Эксперты заявили о недооценке властями масштабов кризиса из-за вируса

Все прямые и косвенные расходы на борьбу с последствиями коронавируса в России не превышают 3% ВВП, оценили эксперты. По их мнению, власти пока недооценивают масштаба кризиса, который может стать «матерью всех рецессий».

Стоимость объявленных в России антикризисных мер и других расходов на борьбу с последствиями коронавируса в России составит от 2 до 3% внутреннего валового продукта (ВВП), оценили экономисты, участвовавшие в заседании экономического клуба ФБК Grant Thornton во вторник, 7 апреля. РБК следил за трансляцией.

«По нашим расчетам, Россия пока выделила прямые и косвенные меры поддержки в пределах 2–3% ВВП», — сказал профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин. По его мнению, в российскую экономику необходимо «закачивать больше денег» — около 3–4 трлн руб. «Государство привыкло брать, но не привыкло раздавать. Но, если сейчас активно не помогать компаниям сохранять фонды и рабочие места, впоследствии восстановление экономики будет идти крайне медленно и очень трудно», — указал эксперт.

Государство «катастрофически недооценивает масштабы кризиса», категоричен руководитель Центра исследований экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев: «Решения сдвинуты на уровень регионов, где во многих случаях нет ни денежных, ни интеллектуальных ресурсов для осмысленной политики».

США реализуют пакет налогово-бюджетных мер стоимостью 10,5% ВВП, Австралия — 9,7%, Канада — 6% ВВП, Япония — 4,9%, Казахстан — 3,4% ВВП, Великобритания — 2,5%, Чехия — 2% ВВП, следует из базы данных COVID-19 Economic Stimulus Index на 1 апреля.

Вряд ли Россия, как США, может потратить 10% ВВП, но, учитывая уникальные масштабы кризиса, направить 3–4% «вполне в силах», уверен руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. По оценке Института экономики роста, нужны меры стоимостью от 7 до 9,5% ВВП, или 7,7–10 трлн руб., сказала РБК директор института Анастасия Алехнович. Но без пересмотра бюджетного правила программа стимулов может составить около 2,4% ВВП, оценил Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Нужно выходить за пределы привычных представлений о возможных источниках финансирования, считают экономисты. «В такой экстраординарной ситуации выпуск ОФЗ, которые бы поддерживал Центральный банк, — РЕПО или прямые выкупы, — возможно, могут иметь место», — предположил Вьюгин.

К настоящему времени правительство зарезервировало 1,4 трлн руб. на борьбу с кризисом, или около 1,25% ВВП. Кроме того, власти не намерены сокращать бюджетные расходы в 2020 году, несмотря на обвал цен на нефть и выпадающие из-за этого доходы бюджета, которые эксперты оценивают в 3–4 трлн руб. (до 3,6% ВВП). При этом будет проведена «приоритизация расходов федерального бюджета в антикризисных целях», сообщали в пресс-службе Минфина.
Антикризисные меры правительства состоят в основном не из новых расходов: это отсрочка уплаты налогов, кредитных и арендных платежей, снижение страховых взносов с 30 до 15% для малого и среднего предпринимательства (МСП), госгарантии по кредитам для компаний, расширение программы рефинансирования банков для кредитования МСП.

Как на бюджет повлияет обвал цен на нефть

Спад мировой экономики из-за коронавируса будет на порядок больше, чем во время кризиса 2009 года, пессимистичен Гурвич: «Предлагается назвать нынешний кризис «мать всех рецессий», потому что он будет сильнее предыдущих». Из-за сокращения внешнего спроса Россия будет вынуждена сократить экспорт. Кроме того, традиционно, как в любой кризис, произойдет отток капитала из формирующихся рынков в развитые экономики с сильными финансовыми системами, добавил экономист.

Для России негативные последствия пандемии усугубляются падением нефтяных цен ниже $30 за баррель: на нефтегазовые доходы приходится более 40% федерального бюджета. «Пришла беда — отворяй ворота, а из-за нефтяной иглы ворота России оказались распахнуты очень широко», — констатировал директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев.

В то же время, как подчеркнул Гурвич, в последние годы Россия преуспела в уходе от сырьевой зависимости. «Нефтяной шок» частично сгладили плавающий курс и бюджетное правило, при котором все доходы от продажи нефти дороже цены отсечения $40 за баррель (ежегодно индексируется на 2% с 2017 года и сейчас составляет $42,4) накапливаются в Фонде национального благосостояния (ФНБ). За март объем ФНБ вырос в 1,6 раза, достигнув к 1 апреля 12,85 трлн руб., что эквивалентно $165,384 млн (11,3% ВВП), сообщал Минфин. Объем ликвидных активов (средства на банковских счетах в Банке России) несколько меньше — чуть более 11 трлн руб., или $142,736 млн (9,8% ВВП).

Средств ФНБ не так много, как кажется, предупредили эксперты. Из-за падения нефтяных цен Россия недополучает запланированные нефтегазовые доходы. Федеральный бюджет в 2020 году лишится почти 3 трлн руб. нефтегазовых доходов при текущих ценах на нефть, сообщал министр финансов Антон Силуанов. Выпадающие доходы всей бюджетной системы составят 7 трлн руб., из которых 70% придется на федеральный бюджет, сообщила РБК оценку Экономической экспертной группы глава направления фискальной политики Александра Суслина.

Россия потеряет примерно 3% ВВП за два года рецессии, оценил ранее ЦМАКП. По оптимистическому сценарию снижение составит 2,3–2,5% в 2020 году и 0,5–0,8% в 2021-м. Наибольшим падение экономики России было в 1992 году — на 14,5%; в кризис 2009-го оно составило 7,8%.

Как поддерживают население

Социальные последствия кризиса будут самыми существенными, сходятся во мнении экономисты, и, чтобы ускорить выход из него, нужно поддерживать занятость и платежеспособный спрос населения. Раздавать «деньги с вертолета» было бы неправильно, но десятки миллионов людей уже нуждаются в поддержке, подчеркивает Николаев.

Согласно указу президента о нетрудовых днях, введенных в России с конца марта до 30 апреля, работникам вынужденных прекратить работу компаний должна по-прежнему выплачиваться заработная плата. Для тех пострадавших от коронавируса, кто потерял более 30% доходов, введены «кредитные каникулы» — право на реструктуризацию кредитов. С середины марта государство оплачивает больничные сотрудникам, которые не могли выйти на работу из-за необходимости находиться на карантине.

Говоря об основных рисках текущего кризиса, президент Владимир Путин на саммите G20 констатировал, что в первую очередь это безработица: ее пик «при любом сценарии превысит уровень 2009 года». Именно динамика безработицы будет отражать эффективность антикризисных мер, уточнил глава государства.

В России максимальный размер пособия по безработице на 2020 год увеличен до 12 130 руб., минимальный составит 1500 руб. После объявления первой нерабочей недели из-за коронавируса и введения режима самоизоляции власти Москвы и Подмосковья увеличили размер пособия до 19,5 тыс. руб. в столице и до 15 тыс. руб. в области. Но, согласно опросу ЦСР, почти 30% компаний уже заставили сотрудников уйти в неоплачиваемый отпуск.

Более 60% россиян не имеют сбережений, а тем, у кого все-таки есть, их хватит в случае внезапной потери ежемесячных доходов в лучшем случае на полгода, показал ранее опрос по заказу СК «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие». Из-за кризиса реальные доходы россиян в 2020 году могут сократиться более чем на 5%, оценили аналитики АКРА и экономисты Альфа-банка.

Как поддержку властей оценил бизнес

Четыре крупнейших российских бизнес-объединения попросили правительство срочно ввести дополнительные меры. Они сочли недостаточным составленный правительством список из девяти максимально пострадавших отраслей и попросили поддержать все отрасли экономики и дать субсидии на выплату зарплат. В плюсе останутся только производители питания, торговля продуктами, частично — сельское хозяйство и фармпроизводства, отмечает Алехнович из Института экономики роста.

«По нашим оценкам, до 90% предприятий пострадавших секторов покажут убытки по первому, второму и, вероятнее всего, третьему кварталу 2020 года», — говорит эксперт. Перенос налогов на полгода неактуален, поскольку предприятия с убытками и так не будут ничего платить в бюджет, отметила она.

Бизнес получил отсрочку, в том числе по основным налогам (кроме НДС и НДФЛ), и за 2019 год, который не был убыточным, прокомментировал РБК глава «Опоры России» Александр Калинин. Это именно перенос, а не отсрочка, и предприятиям не придется предпринимать дополнительные усилия — предоставлять банковские гарантии и так далее, «а заниматься более важными вопросами — крутиться, оптимизировать деятельность», говорит он.

Перенос уплаты налогов несколько смягчит для бизнеса негативные последствия карантина, заявил РБК партнер КПМГ Михаил Орлов. По его мнению, дополнительно нужно увеличить сроки уплаты авансовых платежей по налогу на прибыль и разрешить компаниям перейти на уплаты авансов исходя из фактической прибыли, а не расчетной по предыдущему периоду; отказаться от налогообложения нереализованных курсовых разниц, чтобы не заставлять платить налог на прибыль с воздуха, и расширить возможности применения заявительного порядка возмещения НДС.

Большинство микро- и малых предприятий в пострадавших секторах арендуют транспорт и недвижимость, поэтому отсрочка по транспортному налогу, налогу на имущество и землю не даст сильного эффекта, отмечает Алехнович. Компании больше заинтересованы в снижении нагрузки по основным налогам, заявил РБК руководитель направления налоговой политики ЦСР Левон Айрапетян: «Бизнесу придется откладывать на то, чтобы справиться с двойной налоговой нагрузкой по истечении отсрочки».

В нынешнем виде перенос уплаты налогов нисколько не будет стоить бюджету: налоговые обязательства перераспределятся внутри финансового года и выпадающих доходов не будет, пояснил РБК старший научный сотрудник Лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС Александр Дерюгин.

Правительство не может «махнуть саблей» и списать все налоги, иначе придется выделять дополнительные трансферты из федерального бюджета, чтобы компенсировать регионам выпадающие доходы, пояснил Калинин. Пока правительство приняло «достаточно быстрое радикальное решение», а когда через полгода будет понятен масштаб кризиса, «возможны списания налогов», не исключил глава «Опоры России».

Автор: Ольга Агеева
При участии: Иван Ткачёв
Источник: РБК

0