Европа сама придет

Европа — исторический центр модернизации России. Рывок Петра I, перенос моделей хозяйствования из Германии при Екатерине II, индустриализация второй половины XIX века, 1930-х годов — роль Европы в инвестициях и поставках в Россию технологий, оборудования и опыта всегда была велика. Последние 30 лет не исключение. Евросоюз — торговый партнер России N 1. Только вот значимость его непрерывно снижается. В 2008 году доля Евросоюза во внешнеторговом обороте России была 52%, в 2019 году — 41,7%, в январе — мае 2020 года — 39,5%. Удаляемся друг от друга. В 2008 году за год наторговали на 382 млрд долл., в 2019 году — на 278 млрд долл. (ФТС). Упали за десять с лишним лет на 27%. Куда, куда вы удалились, весны златые дни?

Удалились, но не совсем. Все же и сейчас Россия — пятый по значимости торговый партнер ЕС (на первых местах США и Китай). Наша доля в торговом обороте ЕС — 5,7% (США — 15,2%, Китай — 13,8%) (2019). Еще в 2017 году были третьими. Россия покрывает крупнейшую часть энергетического импорта Европейского союза — 25% нефти, 38% природного газа (2019, Евростат), 42% угля (2018). Грубо говоря, больше 30% импорта энергии ЕС — из России. А в Восточной и Центральной Европе — гораздо больше.

Эстония и Словакия в импорте газа и нефти на 75-100% зависят от России, Литва — на 50-75%, Болгария, Чехия, Латвия, Венгрия, Австрия, Польша, Румыния — на 75-100% в импорте газа (2019, ЕС). Германия — на 25-50% в импорте нефти и 50-75% — природного газа. Финляндия — на 75-100% и в нефти, и в природном газе. Этот список можно продолжать. Нидерланды — от 25 до 50% импорта нефти и газа приходится на Россию.

Кажется, живи и радуйся! Но политика Евросоюза — однозначна. Для ЕС такая энергетическая связка кажется избыточной и рискованной. Официальная политика ЕС — «искоренение» чрезмерной зависимости от России. И еще — на европейском рынке энергоносителей в 2019 году появились США (7,5% импорта нефти Евросоюзом, 4% импорта газа) (ЕС). Что за этим стоит? Каждому понятно — попытка тотального перекроя рынка ЕС далеко не в пользу России.

А что еще? Евросоюз настойчиво желает декарбонизации своей экономики (водород, возобновляемые источники энергии). Только что принята новая политика ЕС — быть максимально «водородными» к 2050 г., с заданиями и лимитами на инвестиции. Ну, может быть, хватит? Нет, ЕС еще и борется за энергоэффективность, за то, чтобы потреблять как можно меньше топлива на каждую единицу продукции. Результаты впечатляют. В 2018 году конечное потребление энергии в ЕС было на 5% ниже, чем в 2006 г. (Евростат).

Россия сегодня — пятый по значимости торговый партнер ЕС (на первых местах США и Китай)

За всем этим — ограничение спроса и размеров рынка топлива в ЕС, притом что есть множество желающих «отъесть» его куски, расшириться за счет России. Риски будущего, 10-30 лет впереди для нас — огромные. И ведь ничего личного — только бизнес. Или мы нужны и конкурентны, или нет. Тогда — адью!

Торговля с ЕС устроена так же, как с Китаем. Им — сырье, нам — технологии, оборудование, комплектующие, качественные исходники (например, в аграрном секторе). И, конечно, ширпотреб, пусть и меньше, чем до санкций. Возьмем для примера Германию — нашего крупнейшего клиента в ЕС, страна — партнер N 2 после Китая. В 2007 году доля Германии во внешнем товарообороте России — 9,6%, в январе — мае 2020 года — 7,2% (ФТС). Меньше, как жаль! А структура?

Все как обычно. Минеральное топливо, нефть и продукты их перегонки — 83,5% экспорта из России в Германию (2019, ФТС). Древесина — 1%, драгоценные камни и металлы — 2,5%, черные и цветные металлы и изделия из них — 5,1%. Машины, оборудование, инструменты — 2,5%. В этом пункте начинаем тяжко вздыхать. А что гоним к нашим берегам? Механические и электрические машины, оборудование и устройства — 31,2% импорта. Автомобили и их части — 14,6%. Инструменты, в т.ч. медицинские, — 6,1%. Фармацевтика — 12,1%. Парфюмерия, косметика, моющие средства, «зубоврачебные составы» среди прочей химии — 2,8%. Все и многое другое — высокой степени обработки.

Зато какое большое торговое сальдо в нашу пользу! В 2019 году наш экспорт в ЕС превысил импорт на 100 с лишним млрд долл.! Только Нидерланды (посредник в нефтяной торговле) дали больше 40 млрд долл. А были годы, когда это сальдо превышало 150 млрд долл. Лепота! И гораздо приятнее, чем в торговле с Китаем. По Китаю небольшой плюс в торговле 2019 г. (2,7 млрд долл.) сменился отрицательным сальдо торгового баланса не в пользу России в январе — мае 2020 г.

Капитал никогда не сможет устоять перед рынком в 145-150 млн человек, растущим как на дрожжах

Но куда дальше идут эти деньги? Куда? На кудыкину гору. Только не в инвестиции. Их разбирают сначала по мелочам — у нас отрицательное сальдо баланса экспорта-импорта услуг, инвестиционных доходов, оплаты труда, а потом вывозят как капитал. Из года в год мы — страна вывоза капитала. И когда мы смотрим на все эти усилия, трубы, торги, на всю огромную инфраструктуру, живущую под лозунгом «Больше сырья в Европу!», мы спрашиваем себя: как изменить эту реальность радикально? Как уйти от обмена сырья на бусы? Как вместо импорта из ЕС перемещать производства из Европы внутрь России? Как стать «мастерской Европы», споря в этом с Китаем? Как возобновить интеграцию с Евросоюзом? Как перестать из года в год растрачивать на вывоз капитала сотни миллиардов долларов, тяжело заработанных на сырье? Ответов много. Но первый — резкое увеличение внутреннего спроса, политика сверхбыстрого роста (в мире хорошо известно, как это делается), годовые темпы — 5-6%. Тогда Европа не устоит. Она сама придет, несмотря на санкции. Капитал никогда не сможет устоять перед рынком в 145-150 млн человек, растущим как на дрожжах.

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Российская газета

Похожие записи