Михаил Головнин: Как заставить расти экономику России

golovnin

Член рабочей группы по созданию «Стратегии роста», первый заместитель директора ИЭП РАН, член-корреспондент РАН Михаил Головнин рассказал, что нужно сделать, чтобы экономика страны начала расти более высокими, чем сегодня, темпами.

Экономический рост в России формально начался. В 2017 году реальный ВВП, по предварительным оценкам Росстата, увеличился на 1,5%, но такие темпы роста недостаточны, мы еще даже не вышли на докризисный уровень 2014 года, поскольку за 2015—2016 годы реальный ВВП упал на 2,4%. В решении этой проблемы большую роль должна сыграть денежно-кредитная политика.

Оковы ЦБ

В первую очередь нужно убрать сдерживающие экономическое развитие факторы. Одна из проблем — политика Центробанка России в отношении инфляции. ЦБ задал жесткие ограничения в виде режима инфляционного таргетирования, направленные на поддержание темпа инфляции на уровне в 4%. Эта задача была даже перевыполнена (в феврале 2018-го темпы инфляции в годовом выражении находились на уровне 2,2%), казалось бы, надо радоваться, но на самом деле низкая инфляция в наших условиях не очень хороший симптом.

Во многом она вызвана подавлением внутреннего спроса, к которому приводит завышенная ключевая ставка, устанавливаемая ЦБ. Из-за этого реальная ставка процентов по кредитам предприятиям в 2017 году находилась на уровне 6—8%. Это очень много, обычно целевой уровень реальной процентной ставки — 3—4%. Конечно, в конце прошлого года ЦБ дал позитивный сигнал, снизив ставку на 50 базисных пунктов, но пока продолжение не очень динамичное. Темпы снижения замедлились, сейчас ключевая ставка равняется 7,25%.

Ситуация большой неопределенности

Вторая проблема заключается в том, что современная российская банковская система до конца не готова служить эффективным каналом передачи сигналов от денежно-кредитной политики к реальному сектору. Мы уже несколько лет наблюдаем политику ЦБ по «расчистке» банковской системы, закрываются коммерческие банки. Повышать эффективность банковской системы необходимо, но нужно понимать, что нынешняя ситуация — это ситуация большой неопределенности и поэтому существенных качественных изменений в банковской системе от этой политики мы не видим.

Наоборот, постепенно снижаются показатели развития банковской системы. Так, на начало 2016 года активы банковской системы составляли 99,5% ВВП, а на начало 2018-го — 92,5% ВВП. При этом доля так называемых проблемных кредитов держится на постоянном уровне в 5—5,4%. Это много. Еще одна проблема банковской системы — низкий уровень капитала, что является угрозой для ее устойчивости. За 2017 год отношение капитала к активам банковской системы снизилось с 11,7% до 11%, и это при том, что, как выясняется, капитал многих банков — «дутый».

Проблемы, возникающие в крупнейших банках, привели к тому, что 2017 год стал знаковым и мы увидели, что ЦБ подверг санации три банка из первой двадцатки по объему активов — Бинбанк, банк «Открытие» и Промсвязьбанк.

Соответственно, возникает задача выстраивания банковской системы таким образом, чтобы она все-таки способствовала передаче сигналов денежно-кредитной политики. Нужны дополнительные инструменты, важно использовать банки развития для ускорения экономического роста. Это тонкий механизм, он не подразумевает прямой эмиссии. Капитал банков развития формируется за счет государства, и только потом они привлекают финансирование на долговом рынке. Именно здесь мог бы сыграть свою роль ЦБ. Он может использовать облигации подобных банков для обеспечения своих инструментов денежно-кредитной политики и тем самым повысить спрос на эти облигации. Кроме того, могут быть использованы дополнительные программы по иным механизмам помощи банкам развития. Так можно создать систему проектного финансирования, способствующую экономическому росту.

Свободу рублю

Еще одна важная тема — это регулирование валютного курса. Фактически ЦБ сейчас отказался от этого, перейдя к режиму свободно плавающего курса. Последние интервенции Центробанка на валютном рынке были в 2015 году. С тех пор официально ЦБ интервенции не проводит. Лишь косвенно он регулирует курс через операции валютного свопа и операции РЕПО с иностранной валютой. Но при этом мы видим, что весной 2017 года реальный валютный курс перестал расти, снизился, а затем стабилизировался. Это не случайность — просто вместо ЦБ роль ведущего регулятора на себя взял Минфин.

Когда цена на нефть превышает определенное целевое значение (а сейчас как раз такая ситуация), Минфин скупает иностранную валюту, что ведет к росту валютных резервов и сдерживанию роста реального курса рубля. Естественно, у Министерства финансов своя заинтересованность, поскольку рост валютного курса негативно влияет на доходную часть бюджета, но устранение ЦБ от проведения активной валютной политики играет негативную роль. Это еще один важный фактор нынешней денежно-кредитной политики. Нам, конечно, не нужно возвращаться к фиксированному валютному курсу, но активное регулирование необходимо. Для импортозамещающего и экспортоориентированного развития нужен заниженный курс рубля, а финансовая стабильность возможна только без резких колебаний курса, поскольку большой объем активов и пассивов банковской системы у нас номинирован в иностранной валюте.

Валютные ограничения

И последний важный фактор, на который сегодня нужно обратить внимание, — это то, что денежно-кредитная политика России проводится в условиях открытой экономики. Да, существуют серьезные внешние шоки, на нас, безусловно, влияют санкции, которые привели к спаду потоков капитала в Россию, тем не менее многие каналы для поступления спекулятивного иностранного капитала в Россию существуют. И здесь возникает угроза — когда этот капитал покидает экономику внезапно, валютный рынок начинает трясти. Для того чтобы избежать этих циклов притока спекулятивного капитала во время благоприятных периодов и оттока в случае кризисов, можно использовать мягкие валютные ограничения — нормы обязательного резервирования, налоги на сделки с финансовыми операциями и ряд других инструментов — эти предложения прописаны в «Стратегии роста».

Такая совокупность мер — снижение процентной ставки, регулирование валютного курса, отход от жесткого инфляционного таргетирования и введение отдельных валютных ограничений — способна выстроить денежно-кредитную политику, которая в большей степени будет способствовать экономическому развитию России. Кое-что из этого Центробанк уже начал делать, но пока все движется слишком медленно. Нашему ЦБ нужно больше смелости. Без его активной политики выйти из ловушки низких темпов роста нам вряд ли удастся.

Источник: Ридус

1

Похожие записи

Написать комментарий