На игле. Экономика России растет вместе с высокими ценами на нефть.

forbsa photo
Вопреки заверениям властей российская экономика остается крайне зависимой от нефти. Рост ВВП в первом квартале обеспечили исключительно возросшие нефтегазовые доходы, следует из мониторинга РАНХиГС, Института Гайдара и МЭР

Профицит федерального бюджета в первом квартале этого года был обеспечен исключительно ростом цен на нефть. Если бы стоимость барреля в начале года не выросла, дефицит бюджета составил бы порядка 1,5% ВВП. К такому выводу пришли авторы «Мониторинга экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития», подготовленного экспертами РАНХиГС, Института Гайдара и Минэкономразвития.

По итогам первого квартала был зафиксирован профицит федерального бюджета в 1,8% ВВП (330,6 млрд рублей). Годом ранее в аналогичный период дефицит бюджета составил 0,9% ВВП. Как отмечается в мониторинге, объем нефтегазовых поступлений в казну с января по март этого года увеличился на 341,8 млрд рублей (или на 0,9 п.п. — c 7,4% до 8,3% от ВВП) на фоне роста цены на нефть марки Urals с $52 до $65 за баррель. В результате объем дополнительных нефтегазовых доходов по итогам первого квартала составил 734,8 млрд рублей, а их доля в структуре бюджета по сравнению с прошлым годом выросла на 3,8 п.п. (до 45,6%).

Другие (не нефтегазовые) доходы бюджета в первом квартале номинально выросли на 100,1 млрд рублей, однако в процентах в доле ВВП снизились по сравнению с прошлым годом с 10,3 до 9,9% ВВП. Расходы же бюджета номинально cократились более чем на 150 млрд рублей за счет уменьшения финансирования по таким статьям бюджета, как «социальная политика» (минус 368 млрд рублей) и «пенсионное обеспечение» (минус 419,8 млрд рублей).

Между тем представители российской власти неоднократно заявляли об уменьшении зависимости российской экономики от нефти. Например, еще в прошлом году министр финансов Антон Силуанов заявил, что «зависимость российской экономики от сырьевой составляющей сокращается», а «Россия все меньше и меньше зависит от сырья». Позже президент Владимир Путин отметил на форуме «Россия зовет!», что зависимость федерального бюджета от цен на нефть «уверенно снижается», и обещал продолжение этой тенденции в 2018 году.

Борьба с зависимостью

Государству пока не удается решить проблему общей зависимости экономики от нефтегазового сектора, считают специалисты Института экономики роста им. Столыпина П. А. В своем недавнем исследовании, опубликованном в феврале, они пришли к выводу, что влияние цен на нефть на российскую экономику вновь начало усиливаться. По оценкам экспертов, рост доходов федерального бюджета в 2017 году был обеспечен именно нефтегазовыми доходами, а их доля в бюджете достигла 40%.

О том, что российской экономике нужно как можно быстрее избавиться от высокой зависимости от нефти, часто говорит и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его мнению, «сырьевое проклятие» тормозит темпы роста российской экономики. «Пока цена будет на нефть низкая, у нас не будет роста. Поэтому, пока цена на нефть будет низкая, у нас будут низкие темпы роста: мы не перешли от старой модели работы нашей экономики, новая не появилась. Поэтому зависимость нашей экономики остается достаточно высокой», — говорил Кудрин в апреле 2017 года.

По словам аналитика Нордеа-Банка Дениса Давыдова, во внешнеторговом обороте России существенная доля по-прежнему приходится именно на ресурсные продажи. «К сожалению, Россия не стала больше продавать за рубеж машин или услуг, поэтому зависимость экономики в целом остается заметной», — объясняет Денис Давыдов.

Вопреки заверениям властей российская экономика остается крайне зависимой от нефти. Рост ВВП в первом квартале обеспечили исключительно возросшие нефтегазовые доходы, следует из мониторинга РАНХиГС, Института Гайдара и МЭР

Профицит федерального бюджета в первом квартале этого года был обеспечен исключительно ростом цен на нефть. Если бы стоимость барреля в начале года не выросла, дефицит бюджета составил бы порядка 1,5% ВВП. К такому выводу пришли авторы «Мониторинга экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития», подготовленного экспертами РАНХиГС, Института Гайдара и Минэкономразвития.

По итогам первого квартала был зафиксирован профицит федерального бюджета в 1,8% ВВП (330,6 млрд рублей). Годом ранее в аналогичный период дефицит бюджета составил 0,9% ВВП. Как отмечается в мониторинге, объем нефтегазовых поступлений в казну с января по март этого года увеличился на 341,8 млрд рублей (или на 0,9 п.п. — c 7,4% до 8,3% от ВВП) на фоне роста цены на нефть марки Urals с $52 до $65 за баррель. В результате объем дополнительных нефтегазовых доходов по итогам первого квартала составил 734,8 млрд рублей, а их доля в структуре бюджета по сравнению с прошлым годом выросла на 3,8 п.п. (до 45,6%).

Другие (не нефтегазовые) доходы бюджета в первом квартале номинально выросли на 100,1 млрд рублей, однако в процентах в доле ВВП снизились по сравнению с прошлым годом с 10,3 до 9,9% ВВП. Расходы же бюджета номинально cократились более чем на 150 млрд рублей за счет уменьшения финансирования по таким статьям бюджета, как «социальная политика» (минус 368 млрд рублей) и «пенсионное обеспечение» (минус 419,8 млрд рублей).

Между тем представители российской власти неоднократно заявляли об уменьшении зависимости российской экономики от нефти. Например, еще в прошлом году министр финансов Антон Силуанов заявил, что «зависимость российской экономики от сырьевой составляющей сокращается», а «Россия все меньше и меньше зависит от сырья». Позже президент Владимир Путин отметил на форуме «Россия зовет!», что зависимость федерального бюджета от цен на нефть «уверенно снижается», и обещал продолжение этой тенденции в 2018 году.

Борьба с зависимостью

Государству пока не удается решить проблему общей зависимости экономики от нефтегазового сектора, считают специалисты Института экономики роста им. Столыпина П. А. В своем недавнем исследовании, опубликованном в феврале, они пришли к выводу, что влияние цен на нефть на российскую экономику вновь начало усиливаться. По оценкам экспертов, рост доходов федерального бюджета в 2017 году был обеспечен именно нефтегазовыми доходами, а их доля в бюджете достигла 40%.

О том, что российской экономике нужно как можно быстрее избавиться от высокой зависимости от нефти, часто говорит и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его мнению, «сырьевое проклятие» тормозит темпы роста российской экономики. «Пока цена будет на нефть низкая, у нас не будет роста. Поэтому, пока цена на нефть будет низкая, у нас будут низкие темпы роста: мы не перешли от старой модели работы нашей экономики, новая не появилась. Поэтому зависимость нашей экономики остается достаточно высокой», — говорил Кудрин в апреле 2017 года.

По словам аналитика Нордеа-Банка Дениса Давыдова, во внешнеторговом обороте России существенная доля по-прежнему приходится именно на ресурсные продажи. «К сожалению, Россия не стала больше продавать за рубеж машин или услуг, поэтому зависимость экономики в целом остается заметной», — объясняет Денис Давыдов.

Интересно, что за столь желаемое правительством снижение влияния нефтегазового сектора на экономику в итоге может заплатить население. Способствовать этому могут активно обсуждаемые сейчас в кабмине меры по повышению пенсионного возраста и увеличению НДС с 18% до 20%. «Повышение пенсионного возраста снизит трансферт в Пенсионный Фонд России, а повышение НДС позволит сбалансировать поступления в бюджет в пользу ненефтяных налогов», — поясняет профессор финансов РЭШ Олег Шибанов.

Диверсификация доходов

Говоря о влиянии нефтяных цен, нужно различать зависимость бюджета от них и воздействие на экономику в целом. С точки зрения бюджета правительству удается более-менее нивелировать нефтяной фактор, и пока расходы государства не раздуваются пропорционально росту стоимости нефти, можно быть спокойными, сходятся во мнении опрошенные Forbes эксперты.

Зависимость российского бюджета от нефтегазовых доходов постепенно снижается, отмечает Денис Давыдов. Этому способствует консервативная политика кабинета министров — в первую очередь, в виде применения бюджетного правила, согласно которому поступления от продажи нефти по цене выше $40 за баррель направляются не на расходы, а в резервы.

«Главный плюс бюджетного правила состоит в том, что рост текущих поступлений нефтегазовых доходов служит наполнению Резервного фонда. Благодаря этому при росте цен на нефть курс рубля не становится слишком волатильным, а в случае падения стоимости нефти ниже уровня отсечения у правительства остаются средства для финансирования своих обязательств», — добавляет научный сотрудник лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС Сергей Белев.

Пока из риторики правительства следует, что увеличения расходов за счет роста доходов от нефти не планируется. На предложение Алексея Кудрина повысить цену отсечения в рамках бюджетного правила с $40 до $45 за баррель и, соотвественно, отдавать излишки нефтегазовых доходов на актуальные расходы, министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Максим Орешкин ответили отказом.

Источник: Forbes

Фото: Ruaridh Stewart / AP / TASS

2

Похожие записи

Написать комментарий