РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Во вторник во время обращения к населению Владимир Путин пообещал регионам дополнительную финансовую поддержку в размере 100 млрд рублей. Ранее были обещаны еще 200 миллиардов. Деньги должны пойти на компенсацию дополнительных расходов, вызванных разбушевавшимся коронавирусом. И ещё 100 млрд рублей на дорожное строительство получат регионы, которые хорошо справляются с этой задачей – строят много дорог и быстро.

Но радоваться рано: у регионов из-за ограничительных мер резко сократились доходы. По оценке рейтингового агентства АКРА, бюджеты субъектов РФ по итогам года могут не досчитаться 9% своих доходов или 1,3 трлн рублей. Так что эти дополнительные 300 млрд рублей закроют в лучшем случае четверть возникшей финансовой дыры. Остаётся либо сокращать расходы (но это фантастика – даже нацпроекты никто не отменял), либо использовать региональные резервные фонды (немногие этим могут похвастаться), либо залезать в долги.

Два года назад «Новые Известия» уже писали о том, что долги регионов создают дополнительную нагрузку на бюджетную систему, в результате чего деньги уходят не на развитие региона, а банкам и держателям облигаций. 2018 – 2019 годы должны были стать периодом значительного сокращения госдолга регионов, но тут вмешалась пандемия коронавируса. Мы решили разобраться, как изменилась ситуация за это время, и как повлияли самоизоляция с сопутствующими ограничительными мерами на долговую нагрузку. Для этого мы проанализировали данные Минфина и посчитали, как изменился госдолг. За комментариями мы обратились к экспертам – профессору, доктору экономических наук Якову Миркину, Руководителю Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимиру Климанову, эксперту Российского института стратегических исследований, кандидату экономических наук Михаилу Беляеву, партнёру ФБК и директору Института стратегического анализа Игорю Николаеву, независимому аналитику Ивану Антропову и главному научному сотруднику Института социальной политики НИУ ВШЭ Натальей Зубаревич.

Два года борьбы с долгами – впустую

За прошедшие 2 года совокупный госдолг всех регионов сократился, но не сильно, лишь на 4,2%: был 2,19 трлн рублей, а по состоянию на 1 июня 2020 Минфин насчитывал 2,1 трлн. Более того, общий госдолг сократился и за первые 5 месяцев 2020 года.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Правда, 0,6% за 5 месяцев – это далеко от тех 5% за год, на которые власти рассчитывали в 2017-м. Получилось так потому, что ряд регионов всё-таки стал наращивать госдолг.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

2 года назад тоже 27 регионов наращивали госдолг, 2 региона тоже были без долгов, а вот сокративших задолженность тогда было больше – 47 против нынешних 36. И если два региона с кристально чистой кредитной историей всё те же – Севастополь и Сахалин, то позиции остальных должников поменялись.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Бывший лидер этого рейтинга – Краснодарский край сократил госдолг на 31%, а вот Московская область увеличила его более, чем на 73%. И коронавирус не причём: такой долг был уже 1 января 2020 года. Севастополь и Республика Крым точно не разочарованы, что вошли в состав России: денег на них в Москве не жалеют, и существенной потребности в заёмных средствах у них нет.

О чем говорит динамика госдолга регионов

Но самое главное – как изменился размер задолженности за эти месяцы.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Владимир Климанов

Руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС

В такой ситуации можно очень быстро потерять всё, что имел. Чем это может грозить – поясняет Владимир Климанов:

«Стремительное увеличение госдолга, конечно, является негативным процессом. Регион, достигший критических значений, во-первых, подпадает под более жесткие требования бюджетного законодательства, во-вторых, получает пониженные кредитные рейтинги и соответствующее изменение отношений со стороны инвесторов, а в-третьих, просто оказывается в сложной ситуации текущего управления».

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Не просто так Санкт-Петербург оказался в десятке регионов с наибольшим госдолгом: прибавка почти 83% за 5 месяцев 2020 года. И на этом фоне очень колоритно выглядят Пермский край и депрессивная Тверская область, которая не вводила жёсткий режим самоизоляции, ограничившись рекомендациями и карантином отдельных населённых пунктов. Санкт-Петербург, заняв десятки миллиардов рублей, оказался не в лучшем положении. По данным Федерального казначейства, к 1 мая 2020 года остатки на счетах Санкт-Петербурга составляли 9,6 млрд рублей, а остатки в куда более скромной Тверской области – 7 млрд рублей.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Владимир Климанов

Руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС

Но Владимир Климанов успокаивает:

«Конкретные показатели динамики государственного долга могут быть связаны не только с текущей ситуацией, но и с графиком заимствований и погашений долговых обязательств, которые были сформированы ранее. Не исключено, что снижение госдолга даже у депрессивных регионов может быть продиктовано именно этим обстоятельством. В то же время наращивание госдолга Санкт-Петербурга, хотя и кажется большим – до 55 млрд рублей, однако в процентном отношении по отношению к общему объему доходов бюджета северной столицы не так велико. При этом Петербург отказался от каких-либо иных форм государственного долга, кроме ценных бумаг, а этот долговой инструмент в условиях кризиса представляется наиболее адекватным».

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Михаил Беляев

Эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук

Михаил Беляев видит корень проблем в том, что руководители регионов не постарались создать комфортные условия для скорейшего восстановления бизнеса после смягчения ограничений.

«Нельзя не отметить бездействие большинства региональных властей. Имея необходимые полномочия, они не удосужились предпринять меры по поддержке регионов. За все время пандемии они только и делали, что жаловались и уповали на помощь сверху. Например, можно было бы выпустить региональные облигационные займы. Распространить их среди физических лиц, предпринимателей. Физические лица могли бы использовать их в качестве залога при обращении в местный региональный банк. Региональные власти также не сделали попыток обратиться и в полной мере воспользоваться механизмом государственно-частного партнёрства и нацпроектами».

На голодном пайке

Но даже если губернаторы разом поднапрягутся и направят свои таланты на развитие регионов, эффект может быть близок к нулю. У них просто не будет денег на проведение реформ. По итогам первого квартала 2020 года регионы и муниципалитеты получили только 43% от всех собранных налогов. Всё остальное пошло в Москву, в федеральный бюджет.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Яков Миркин

Профессор, доктор экономических наук

По мнению Якова Миркина в этом и заключается одна из главных проблем.

«Основной объем доходов собирается наверху, поэтому регионы, кроме Москвы, очень ограничены в том, чтобы оказывать собственные меры поддержки и стимулировать активность на региональному уровне».

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ
*Расчёт по данным Федерального казначейства на 01.05.2020

Своих денег регионам катастрофически не хватает. Практически все оставшиеся 32% — это субвенции из федерального бюджета. Так что губернаторам по-прежнему выгоднее обращаться к федеральным властям с протянутой рукой. Тем более, что распределение антикризисной поддержки не имеет прозрачных стандартов и зависит от решения правительства. Так, один только Татарстан получит 13,6 млрд рублей из первого пакета на 200 млрд рублей. Все остальные регионы – значительно меньше. Башкирии выделят 8,08 млрд руб., Нижегородской области — 635 млн руб., Самарской области — 514 млн руб.

Но как показывает практика и мнения экспертов, растущие долги совсем не обязательно приводят к дефолту региона.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Игорь Николаев

Партнер ФБК и директор Института стратегического анализа

«Федеральный центр не допускает таких крайностей. Он находят возможности в той или иной форме помочь регионам сбалансировать бюджеты. Не хотят создавать прецеденты, не хотят пугать регионы. Когда долги возрастают до неприличных цифр, то федеральный центр находит возможности поддержать субъекты».

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Владимир Климанов

Руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС

«Дефолт региона – дело исключительное. Последние такие случаи реально имели место в августе-сентябре 1998 года, хотя в последние годы объем государственного долга ряда субъектов Федерации, например, Мордовии, превышает годовой объем собственных налоговых и неналоговых доходов».

И опять вся надежда на Москву. Только с риском потерять самостоятельность: Костромская область уже попадала под полное казначейское сопровождение. То есть региональные власти не могут самостоятельно решать, куда и на что тратить деньги. И нередко в экспертном сообществе проскакивают предложения изменить перераспределение налогов в пользу регионов, чтобы у них были стимул и возможность проводить свою финансовую политику с учётом особенностей региона.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

«Нужно восстанавливать бюджетный федерализм, поскольку долгое время доходы бюджетной системы все больше концентрировались в центре, а регионы зависели от возврата этих средств сверху вниз в различных формах. Можно говорить о возвращении к бюджетному федерализму, где система доходов на всех уровнях дает возможность заниматься развитием в полной мере на своих территориях».
Яков Миркин

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

«Безусловно, необходимо пересмотреть межбюджетные отношения в пользу регионов. Но надо понимать, что федеральный центр на это никогда не пойдет. Политика заключается в том, чтобы сделать регионы зависимыми — мы лучше в центр соберем больше, а потом дадим кому нужно. Причем такой подход применим не только к регионам. Эта в целом отличительная политика госуправления. Поэтому федеральный центр не будет перераспределять налоги, чтобы деньги оставались на местах. Ему надо, чтобы на поклон ходили к нему. Таким образом легче управлять регионами. Это было. Это продолжается. И так и будет в дальнейшем».
Игорь Николаев

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

«Пересмотр межбюджетных отношений в пользу регионов бесполезно обсуждать пока не решена главная задача — прозрачность. Узнать размер доходов и их источники на 100%, конечно, невозможно, но на 80% вполне реально. Современные технологии это сейчас сделать позволяют».
Михаил Беляев

Как отмечает Михаил Беляев, госдолг — это обычный финансовый инструмент, которым нужно и можно грамотно и эффективно управлять, но региональные власти этого делать не могут или не хотят. Например, Тамбовская область за долги в скором времени может лишиться знаковых объектов: здания филармонии с земельным участком, здание областного управления культуры, которое признано памятником архитектуры, дом Шорникова, в котором находится музейный комплекс. Это и другие объекты находятся в залоге у Сбербанка. К чему приведут такие неумелые займы в масштабах страны – увидим уже в начале осени. Тогда проявятся наиболее укоренившиеся проблемы.

Последствия расточительности

13 сентября пройдут выборы глав 18 регионов: в Севастополе, Еврейской АО, Пермском, Камчатском и Краснодарском краях, Республиках Чувашия, Коми, Татарстан, Иркутской, Калужской, Архангельской, Брянской, Ленинградской, Костромской, Смоленской, Пензенской, Тамбовской и Ростовской областях. Два года назад эксперты отмечали, что уровень госдолга – один из важнейших показателей, который влияет на способность руководства региона удержаться в своем кресле. Но что мы видим сейчас?

2020 год отметился перестановками в 6 регионах: в Пермском крае, Чувашии, Калужской области, Архангельской области, Коми и Камчатке на выборы пойдут не губернаторы, а врио. И в 5 из них (кроме Камчатки) госдолг за период самоизоляции удалось снизить. Старая установка больше не работает и показатель госдолга больше не является определяющим.

Но зрелища после рекордного падения экономики этой весной народу уже не хватает и возникает желание получить хлеб.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Иван Антропов

Независимый аналитик

Иван Антропов считает, что формальные бумажки и цифры в них – далеко не самое главное.

«Сейчас задача формирования красивых бухгалтерских отчётов отодвинулась на второй план. Самое главное для «расширенного правительства» – не допустить народных волнений и критического падения рейтингов власти. Без дополнительных денег справиться с этой задачей нереально. В итоге создаётся опасная ситуация: субвенции из федерального бюджета крайне ограничены, на дешёвые госкредиты рассчитывать не приходится – остаётся только брать в долг под большие проценты».

Быстрые и лёгкие деньги действительно могут выглядеть привлекательно. Тем более, что у всех на глазах пример США: госдолг растёт, как на дрожжах и уже превысил 26 трлн долларов (лучше и не пытайтесь себе представить такую сумму), а страна всё не рушится. Но Мордовия – не США, и расплачиваться придётся, причём уже в скором времени. Чтобы понять, какие регионы (из числа занимавших) находятся в самой нестабильной ситуации, мы сравнили их госдолг с собственными налоговыми и неналоговыми доходами на 1 мая (самые свежие данные от Федерального казначейства). Итог – 5 регионов, быстро нарастивших госдолг, должны кредиторам более 50% своих доходов.

РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ
РЕЙТИНГ «НИ»: РЕГИОНЫ-ДОЛЖНИКИ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ. ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОЧИТЕЛЬНОСТИ

Иван Антропов

Независимый аналитик

Иван Антропов предостерегает, чем грозит такая ситуация:

«Негативные последствия от быстрого и неподкреплённого доходами госдолга могут наступить уже совсем скоро – в 2021 году. В текущем году регионы могут позволить себе свободную финансовую политику: правительство освободило их от платежей по госкредитам. Но до конца льготного периода осталось полгода, а скорое восстановление экономики в прогнозах Минфина и Минэкономразвития – чистой воды профанация».

Ранее мы уже публиковали мнение Натальи Зубаревич, которая рассказывала, почему кризис в стране не ограничивается парой месяцев самоизоляции и имеет далекоидущие последствия. Особенно много проблем ожидается в регионах с развитыми городскими агломерациями. Губернаторам Дмитрию Миронову (Ярославская область), Евгению Куйвашеву (Свердловская область), Роману Копину (Чукотка), Андрею Травникову (Новосибирская область) и Алексею Дюмину (Тульская область) стоит сильно призадуматься над будущим своих регионов. Сейчас они тушат пожар деньгами и в краткосрочной перспективе это может дать результат. Но вряд ли такая мера подойдет при игре в долгую.

ГАЗЕТА «НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ»

Похожие записи