Конкуренция стратегий — на пользу экономике

223155.640xpНовообразованный Совет по стратегическому развитию возглавит и упорядочит процесс разработки антикризисной концепции. При этом наличие альтернативных подходов (в частности, у Столыпинского клуба) и их конкуренция объективно помогут продвижению российской экономики. В том числе и потому, что готовить заявленные новые стратегии их разработчики будут с учетом предложений от крупного и некрупного бизнеса.

Соревнование стратегов

Как ожидается, созданный при президенте РФ Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам может собраться на свое первое заседание уже в следующем месяце. В соответствии с подписанным накануне главой государства Владимиром Путиным указом совет образован для совершенствования работы по стратегическому развитию страны и осуществлению первоочередных проектов. Возглавляет новую структуру президент, зампредом назначен премьер-министр. В ее состав, в частности, включены: помощник главы государства Андрей Белоусов, председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, вице-премьеры правительства и главы экономических министерств, а также спикеры обеих палат парламента и зампред Экономического совета при президенте Алексей Кудрин, которому поручено разработать новую стратегию развития страны. По словам Кудрина, стратегию предполагается подготовить к середине следующего лета.

Впрочем, представители Столыпинского клуба, презентовавшие в четверг новый фонд под названием «Стратегия роста» (займется практической проработкой концепции «Экономики роста», анонсированной в ноябре прошлого года), считают указанный срок чрезмерным. В этой связи они поддержали предложение завкафедрой Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, академика РАН Абела Аганбегяна о том, что уже к концу текущего года необходимо разработать комплекс неотложных мер, направленных на вывод отечественной экономики из кризиса и ее перестройку с учетом новых реалий.

«Если хотите добиться роста экономики, нужно перейти от снижения инвестиций к их увеличению», — предложил простое решение сложной задачи Аганбегян. Однако, заметил он, за 2013-2016 гг. инвестиции в основные фонды в России снизились на 30%, а инвестиции в человеческий капитал на сегодня составляют 15%, тогда как в развивающих странах они достигают 17%, а в развитых – 30%. Между тем, ранее озвученные Алексеем Кудриным заявления о необходимости увеличения пенсионного возраста и обеспечения сбалансированного бюджета на практике не могут поспособствовать стимулированию экономики, при том, что вторая идея также подразумевает сокращение расходов, а значит, и уменьшение инвестиций, уточнил академик. И таким образом, не удержался от критики предложений экс-главы Минфина, от которой сам призвал воздержаться, с тем чтобы представить президенту нацеленную на позитив перспективную и конкурентоспособную программу.

Перенаправленная эмиссия

Хотя на равных – в отсутствие равных условий — конкурировать со столь представительной «командой», конечно, сложно, посетовал президент фонда «Правовое государство» Евгений Тарло, тем не менее участники дискуссии не считают ее безнадежным делом, ведь если, с одной стороны, фигурируют репутации, то с другой — представлено содержание.
Правда, из содержания концепции «Экономики роста» критики обычно предпочитают выдергивать лишь некоторые тезисы, используя их в качестве страшилок. Так, например, наиболее популярными стали ссылки на то, что авторы названной стратегии намерены запустить печатный станок. Между тем, ответил «Вести Экономика» уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, очевидно, что без денег и кредитов бизнес развиваться не может.

Однако, если в России сегодня корпоративные кредиты составляют 48% к ВВП, то в США, к примеру, на их долю приходится порядка 200%. И здесь государству следует сыграть стимулирующую роль, обеспечив опережающее кредитование перспективных экономических проектов. На эти цели, наряду с частными вложениями, также возможно было бы направить до 1,5 трлн руб из эмиссионных средств. К слову, эмиссия есть и сегодня, но при этом деньги ориентируются на поддержку банковской системы, скажем, или на АСВ (Агентство по страхованию вкладов), а не на развитие реального сектора. И речь идет о том, чтобы перенаправить эмиссионные средства в рамках скорректированной денежно-кредитной политики. Причем ДКП является лишь одним из десяти ключевых направлений концепции, нацеленных на выполнение главной задачи — стимулирование роста экономики, оговорил Титов.

Псевдонаука или альтернатива?

Среди упомянутых направлений, наряду с переходом к умеренно мягкой ДКП (призванной обеспечить новые инвестиционные проекты, а МСП — доступными долгосрочными кредитными ресурсами), в частности, предусматривается снижение волатильности национальной валюты, а также изменение системы формирования тарифов монополий и реформирование налоговой политики при кардинальном уменьшении административного воздействия на бизнес.Как указывают авторы концепции, прежде развитие российской экономики обеспечивалось за счет экспорта энергоресурсов, но в сегодняшних условиях — при нефти в $50 за баррель — это уже невозможно. И чтобы не оказаться обреченными на длительную стагнацию, необходимо, с учетом изменившихся реалий, перейти на новую модель развития экономики. Причем, если сегодня оперативно не осуществить назревшие системные изменения, то существует риск, что завтра – на фоне резко ухудшившейся ситуации — придется по факту спешно принимать несистемные решения, предостерег Титов.

В свою очередь глава ЦБ Эльвира Набиуллина накануне также предостерегла от «легких экономических решений», которыми предполагается напечатать 1-2-3 трлн руб. и выдать их в виде дешевых кредитов, с тем чтобы получить устойчивое ускорение экономического роста без значительных инфляционных последствий. «Под это даже подводится псевдонаучная база», — подчеркнула Набиуллина.

Но упомянутая практика успешно используется для преодоления кризисных тенденций в экономике многими странами, в том числе в ЕС, а также США и Японией, обычно отвечают на подобные возражения представители Столыпинского клуба. Тогда как только за счет макроэкономической стабилизации и инфляционного таргетирования невозможно добиться существенного экономического роста, переходят к контрдоводам оппоненты. И попутно отмечают, что появление альтернативной позиции объективно является значимым фактором.

К слову, именно благодаря деятельности Столыпинского клуба в российском обществе и возникла дискуссия о том, как оживить экономический рост в стране. Хотя многие критики ограничивались расхожими штампами, не желая вникнуть в суть тезисов «столыпинцев», в том числе и в отношении пресловутого «станка», который, опять же, следует рассматривать не с точки зрения идеологии, но в качестве практического инструментария. И тот факт, что в ходе дискуссии представители властных структур от невнятной «Стратегии-2030» перешли к созданию Совета по стратегическому развитию, конечно, представляется позитивным. Как и то, что едва ли не впервые в России конкуренция подходов теперь выводится на концептуальный уровень.

И, разумеется, будет неплохо, если вследствие этого подспудного состязания первые наработки вновь образованного совета появятся не через год, а раньше. Очевидно, что в более благоприятный период их было бы логично подстроить под новый избирательный цикл. Но в сегодняшних условиях с каждым годом отставания от темпов роста мировой экономики этот разрыв для России будет все более ощутимым.

Подробнее:http://www.vestifinance.ru/articles/72509

 

0

Похожие записи