Человеческий капитал и его главная составляющая – сфера «экономики знаний», как основной источник социально-экономического роста

Аганбегян Абел Гезевич — заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, академик РАН.
145709478695-2

Аганбегян Абел Гезевич — заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, академик РАН.

В статье рассматриваются вопросы измерения человеческого капитала, значимость человеческого капитала для формирования «экономики знаний».

Человеческий капитал – все то, от чего зависит производительный и качественный труд человека, его вклад в социально-экономическое развитие, а именно интеллект, здоровье, знания, умения, качество жизни человека. «Экономика знаний» начала формироваться в развитых странах со второй половины XX века и представляет собой «взаимосвязанный комплекс отраслей, нацеленный на повышение производительности и качества человеческого капитала». Функция этого комплекса – «создание знания, его распространение путем обучения, его передача на расстояние, его трансформация в умения и навыки, его использование для повышения эффективности, производительности, качества, для инноваций». «Экономика знаний» включает НИОКР, все виды образования, информационно-коммуникационные технологии, а также биотехнологии, здравоохранение.

Данная сфера экономики является ведущей в социально-экономической динамике последние полвека. Ее опережающий, фактически взрывной рост, усиленный появлением компьютеров и интернета, постепенно вытесняет в структуре ВВП реальный сектор. Другими словами, формирование экономики знаний является частью постиндустриального развития, точнее, «высшей стадией развития постиндустриального общества». При этом человеческий капитал уже стал ведущим фактором производства и занимает сейчас порядка 80% в структуре национального богатства развитых стран. В середине XX века на него приходилось 48%, на природные ресурсы – 20%, на основной капитал – 32%. По оценкам Всемирного банка на конец XX века, стоимость совокупного мирового человеческого капитала составляет 550 трлн долларов, что в восемь с лишним раз больше мирового ВВП. В России, по тем же оценкам, его объем равен 30 трлн долларов, что в 20 раз больше, чем ВВП. Видно, что Россия в объеме человеческого капитала (11% от мира) занимает значительно большую долю, чем в объеме мирового ВВП (1,2% в 2000 году). Это отражает сохраняющийся со времен СССР научно-технический и образовательный потенциал, который возможно реализовать в реальном приросте ВВП при проведении грамотной государственной социально-экономической политики.

В структуре создания ВВП доля экономики знаний увеличилась в 1950-2000 гг. с 10% до 20%, в развитых странах – свыше 50%. В России, по расчетам А.Г. Аганбегяна, доля отраслей экономики знаний в 2016 году составила 11-12%, или 10 трлн рублей. Из них на науку – 1%, на образование 3,5%, на здравоохранение – 4%, IT – порядка 2%. Ряд отраслей, типа микробиологии составляет доли процента. Для сравнения в странах G7 – это 30%.

Важнейшее свойство экономики знаний в том, что она оказывает значительный мультипликативный эффект на развитие всех других отраслей. Это во многом объясняет увеличение отрыва развитых стран от всех остальных. Таким образом, решение задач социально-экономического развития России невозможно без первостепенного финансирования отраслей, создающих человеческий капитал.

Успех развитых стран объясняется изменением отношения к человеческому капиталу с точки зрения государственной политики: расходы «на социалку», которые считались безвозвратными, начали рассматривать как инвестиции в будущее процветание страны. Самый яркий пример ключевой роли развития человеческого капитала – современный Китай, который ускорил его накопление с активного процесса урбанизации, вовлечения в труд женщин (во многом за счет политики «одна семья – один ребенок», что дало возможность женщинам работать). На втором этапе Китай проводил грамотную образовательную политику – китайские студенты наводнили ведущие университеты развитых стран, большинство из них потом вернулось на родину. Экономическое развитие позволило также увеличивать расходы на здравоохранение, в результате чего средняя продолжительность жизни мужчин в Китае выросла с 45 до 75 лет в 1965-2015 гг. России еще предстоит пройти этот путь.

Внимание к человеческому капиталу в России недостаточное, точнее забота о человеческом капитале находится на периферии государственной политики, несмотря на все заявления. Это выражается в том, что в периоды кризиса социальные показатели у нас падают сильнее, чем экономические. Так, в 2009 году ВВП сократился на 3%, а потребительские расходы на 13-15%. В кризис 2015 гг. ВВП упал на 3%, промышленность – на 3,4%, а розничный товарооборот – на 10%, реальные зарплаты – на 9,5%. В 2016 году экономические показатели значительно не ухудшились, но социальные продолжили падение. В то время как в развитых странах человеческий капитал двигает экономику вперед, наше пренебрежение этой составляющей экономического роста «тянет экономику вниз».

Для форсированного развития необходимы значительные объемы инвестиций. А.Г. Аганбегян оценивает их в 2-2,5 трлн ежегодного прироста вложений в основные средства и 1-1,5 трлн ежегодно в человеческий капитал. Тогда удастся повысить норму накопления с 21% до 25% к 2020 году и 30% к 2025 году, а долю экономики знаний до 20% к 2020 и 30% к 2025 году. Инвестиции в основной капитал высокотехнологичных отраслей и инфраструктуру в сочетании с наращиванием инвестиций в человеческий капитал позволит создать мультипликативный эффект. Без развития экономики знаний, инвестиции в «железо» будут малоэффективными. Такие же параметры и направления инвестиций заложены в среднесрочной программе социально-экономического развития России до 2025 года «Стратегия Роста», разработанной по инициативе Столыпинского клуба по поручению Президента. Абел Аганбегян как член Межведомственной рабочей группы по разработке «Стратегии Роста» и один из членов научного совета Института экономики роста им. П.А. Столыпина участвовал в подготовке программы.

Источник: Журнал «Экономические стратегии«, №3/2017

3

Похожие записи

Написать комментарий