Интервью Бориса Титова радиостанции «Эхо Москва»

25.02.16
О.Чиж― 20 часов и 4 минуты в Москве. Добрый всем вечер. Меня зовут Оксана Чиж. Ирина Воробьева вас приветствует… И.Воробьева― Да, добрый вечер! О.Чиж― Мы здесь не вдвоем. Уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Добрый вам вечер! Б.Титов― Добрый вечер! И.Воробьева― Мы сегодня говорим обо всем с Борисом Титовым. Он нам разрешил. Мы перед эфиром спросили, о чем он хочет поговорить, и он нам разрешил поговорить обо всем. Но на самом деле, конечно… Б.Титов― Ну, только в рамках приличия. И.Воробьева― Да? О погоде не спрашиваем… О.Чиж― Постараемся не провоцировать Роскомнадзор… И.Воробьева― Погода, кстати, неплохая была сегодня: солнышко светило – мне понравилось. Да. Конечно, мы хотим в первую очередь спросить о новой партии. За несколько месяцев до выборов и за пару месяцев до начала компании по выборам, хотя, мне кажется, она уже должна была начаться по идее. Б.Титов― Она началась. «Единая Россия» уже даже съезд провела. И.Воробьева― А у вас она когда начнется? Б.Титов― Конечно, мы еще не прошли самый-самый зачаточный период. Мы еще даже партии, собственно, не имеем. Первый съезд «Правого дела» должен состояться в понедельник. Это такой технический съезд, там больших изменений не будет. Это будет как бы наше вхождение в соответствии с тем соглашением, которого мы достигли. И.Воробьева― С партией «Правое дело». Б.Титов― Да, а через две недели уже будем собирать еще один съезд, где будем говорить и о программе, и о назывании. Еще названия нет. Мы хотим поменять называние «Право дело». И.Воробьева― Не нравится вам название «Правое дело»? Б.Титов― Я, вообще-то, его придумал в свое время. И.Воробьева― Вот я поэтому и спрашиваю. О.Чиж― А что такое, багаж очень большой? Б.Титов― Да уж, слишком много там было всего за его историю. Знаете, иногда надо начинать с новой страницы. Партия в смысле как инструмент для компании, он удобный, этот инструмент. Там не надо подписи собирать. Поэтому это партия – одна из 14-ти, которая прямо идет. Кроме этого у нее есть, и не надо подписи собирать, еще в ряде субъектов Федерации в выборах в законодательные собрания, то есть тоже удобно. Мы договорились, но, конечно, договорились о том, что идти она должна по-новому, то есть не так, как это было до этого. И у Михаила Дмитриевича, наверное, воспоминания не самые лучшие, у меня тоже были свои моменты… Поэтому будем по-новому. И.Воробьева― А как вы договаривались, собственно, с «Правым делом»? Как они согласились уйти? Б.Титов― Очень просто… Почему уйти? Они остаются. С первой позиции – да, Маратканов согласился уйти. Вопрос в том, что так они не имели электоральных перспектив, а с приходом нашей команды… Чего говорить, у нас достаточно сильная команда, мы тут еще усиливаемся нашими партнерами, например, Оксана Дмитриева, и еще это будут не последние партнеры, с которыми мы будем работать, — конечно, это новое дыхание для партии. Я могу сказать, что все партии, которые пока еще не очень видят свои перспективы, все бы хотели с нами сотрудничать, но мы выбрали «Правое дело». О.Чиж― А сильная команда кроме Оксаны Дмитриевой – это кто? Б.Титов― Самая сильная команда, на которую мы опираемся, это многочисленная, большая по количеству, но очень неплохая по качеству команда предпринимателей. Мы работаем не первый год вместе, мы проходили через разное. Мы делали и бизнес вместе. Мы создавали и общественные организации и институт уполномоченного тоже вместе создавали. Это такая сплоченная команда, которая может решать разные задачи. Мы в бизнесе умеем делать бизнес-проекты, но умеем делать проекты в разных сферах. И.Воробьева― И все-таки, когда вы говорите «мы», это что? Это «Деловая Россия» или что? Б.Титов― Конечно, когда-то, когда мы начинали – это было очень давно уже, — мы формировали команду «Деловой России», то есть многие мои товарищи как раз члены «Деловой России», с которыми много-много лет вместе мы идем. Хотя есть и молодые ребята, которые присоединяются сейчас. Но я могу сказать, что она значительно расширилась за время моего омбудсменства, потому что мы работаем сейчас с другими организациями, вообще, с бизнесом. У меня появилось, например, много товарищей, которым мы помогли, которые мне пишут и говорят: «Знаете, в Иркутске есть уже ваш представитель». Бондарев, например, такой предприниматель из Усолья, которому мы помогли закрыть уголовные дела, связанные с его свинофермой; и такие предприниматели, которые не входят ни в какие бизнес-организации, но с которыми нас столкнула судьба за эти годы. Ну и в «Опоре» у нас товарищи и ТПП, естественно, тоже — там целый институт омбудсменов по малому бизнесу они держат. И поэтому эта НРЗБ команда, которая друг друга хорошо знает, которая имеет достаточно хорошую подготовку во многих направлениях, умеет многое, главное – что-то уже сделали в своей жизни, состоялись, потому что у многих свои заводы, фабрики, сельхозпредприятия, инновационные компании. Они знают, что такое результат, получить результат. И вот здесь они тоже хотят получить результат. О.Чиж― А эта команда предпринимателей, которая примкнула, люди, которые хотят получить результат, у них с политическим партийным прошлым как? Они нигде не состояли в других партией? Б.Титов― У большинства – никак. Небольшая группа была со мной в «Правом деле». Помните, Сергей Недорослев был одним из моих сподвижников. И знаете, воспоминания очень сложные по поводу нашего там пребывания, когда все наши программы, которые мы писали и предлагали нашим партнерам, они в результате ни одна не состоялась, и ничего другого не состоялось, потому что у наших партнеров просто не было ни одного предложения по программам. И, конечно, в общем, мы тогда ушли вместе тоже – и региональные наши ребята и из федерального политсовета вместе за полгода, чуть меньше, чем пришел туда Михаил Прохоров. То есть мы ушли-то раньше. Говорят, что мы там передали власть. Нет, мы ушли раньше. Но, конечно, этот негативный опыт, с одной стороны, заставляет грустить – неприятно вспоминать обо всем этом, — с другой стороны, мы уже чего-то понимаем. Понимаем в политике, понимаем в устройстве партии, отношениях между политиками – они очень другие, чем в бизнесе, очень другие. Если в бизнесе отношения достаточно прямые: ты подписываешь контракт и ждешь его выполнения; в крайнем случае, если что-то мешает — бывают случаи невыполнения, — то в политике, договорившись, ты чаще всего ориентируешься на невыполнение, и бываешь очень доволен, когда что-то исполнилось. Поэтому, конечно, здесь другие совершенно принципы взаимодействия даже между людьми. И.Воробьева― Когда говорили, что «много партий, которые хотели бы, чтобы мы обратили свое внимание», это какие партии? Б.Титов― Я думаю, что мы вполне можем их называть, потому что какие-то разговоры были и с «Гражданской силой» и с «Гражданской платформой» и с экологической партией «Зеленые». Но, честно говоря, почему «Правое дело» — потому что, с одной стороны, мы уже знаем, еще какие-то люди даже остались с тех пор, с которыми мы в «Правом деле» может работать, сотрудничать и дальше развивать эту партию. С другой стороны, она более как инструмент подходит, потому что ни у одной нет такого количества законодательных собраний, где не надо собирать подписей. И.Воробьева― Она выгодная. Б.Титов― А во-вторых, партия, конечно, стоячая. Честно говоря, ребята не очень надеялись на выборы, и, в общем, далеко не все там ориентированы на электоральную работу, особенно в регионах. Потому что, конечно, многие отбывали номер, как говорится, за это время. Поэтому партия удобная в том смысле, что мы вот договорились, и я думаю, что не будет уже той ситуации, которая была у нас в первом «Правом деле», когда много слишком центров желаний, а мало центров исполнения программы, поставленных задач. Я думаю, что очень важно, чтобы мы были одной командой. Вот в «Правом деле» это можно сделать. И.Воробьева― А вы хотите возглавить новую партию? Б.Титов― Ну так оно вроде получается. О.Чиж― Вот вы уже затронули тему регионов. «Коммерсант» сегодня пишет, что далеко не все региональные подразделения довольны тем, что происходит. Якобы есть 25 региональных подразделений, которым не нравится преобразование в партию бизнеса по вашим руководством. Б.Титов― Демократия. О.Чиж― А как с ними будет дело обстоять? Б.Титов― В правой партии всегда сложнее, чем в левой. Потому что в левой – жесткая партийная дисциплина, демократический централизм. У нас демократия в правых партиях. Поэтому, конечно, многим людям не нравится, что так происходит. У них, наверное, ломаются планы, связанные с партией. Может быть, какие-то расходы увеличиваются, вернее так: доходы сокращаются. Поэтому, конечно, мы сейчас ведем переговоры, мы договариваемся. Мы смотрим людям в глаза, мы должны понять, кто они такие, и как они себя видят в дальнейшем: они собираются участвовать в избирательном процессе, какие у них возможности в этом смысле, они люди с потенциалом или нет. Поэтому с теми, кто принимает нашу концепцию быстрого активного роста, выхода уже в Госдуму – это каждый же должен работать в партии, что называется, на сто процентов. Если он хотят продолжать, в общем, отсиживаться, как во многом часть их делала многие годы, то, конечно, надо будет с ними как-то расставаться. Поэтому еще раз: просто возвращается нормальные процесс, не всем всё нравится – это понятно. То есть с теми, с кем договариваемся – договариваемся; с теми, кто нет – они будут голосовать против. И это нормально. На съезде все будет честно, открыто. И.Воробьева― А как вы прокомментируете тот факт, опять же возвращаясь к публикации «Коммерсанта», что от некоторых региональных отделений либо избираются в качестве делегатов на съезд, либо планируются люди, которые, вообще-то, принадлежат к другим партиям, например, к «Единой России». Б.Титов― Это неправильно. К сожалению, не во всем «Коммерсант» точную информацию дает. Он, кстати, будет исправлять эту информацию, я думаю. На самом деле он уже не был членом «Единой России» к этому моменту – это наш омбудсмен по Краснодарскому краю, и, кстати, с большими результатами по своей работе О.Чиж― Игорь Якимчик. Б.Титов― Якимчик. А ОНФ вообще является общественной организацией. Какие тут проблемы? О.Чиж― Проблема аффилированности с другими политическими структурами. Б.Титов― Значит, «Справедливой России» аффилирована с ОНФ. «Патриоты России» аффилированы с ОНФ. У них подписаны соглашения, они являются членами ОНФ. Поэтому здесь не путайте соленое с горячим. Это общественная организация. Тогда я и «Деловой России» не могу… И.Воробьева― То есть ОНФ к «Единой России» как бы вот так не имеет отношения…. Б.Титов – Онф― это общественная организация. Иногда, знаете, у них искрит сильно между этими двумя организации, я могу вам рассказать. Но, конечно, они имеют отношения. Это все часть, скажем, правящей, президентской части нашего политического спектра. Но еще раз: ОНФ по законы является общественной организацией, поэтому члены ОНФ могут быть членами любых партий. А члены любых партий могут быть членам ОНФ. Поэтому здесь никакого противоречия с законом нет. Другое вопрос, что если вы меня спросите, наши отношения с ОНФ – мы будем сотрудничать. Потому что для меня ОНФ – это структура, которая нам помогает, в прошлом помогала – слово «лоббировать» немножко не оэнэфовское – но продвигать наши идеи. Например, я возглавляю промышленный комитет ОНФ, который на помог уже достаточно много чего сделать: проекты двинуть вперед… И реально там девиз: «С